Вход на сайт

Войти через ВКонтакте Вход через акккаунт Facebook Google

Или войти в аккаунт

Gucci и Calvin Klein осень-зима 18/19
Fashion

Gucci и Calvin Klein осень-зима 18/19

Черкасова Елизавета

Каждая неделя моды дает обширную почву для размышлений, если хотите, поисков смысловых нагрузок, отображенных в коллекциях. Когда количество талантливых кутюрье с каждым годом растет в геометрической прогрессии, порой сложно понять, что же все-таки хотел рассказать дизайнер, что являлось стимулом для генезиса очередной коллекции. Наряду с вечными классиками, такими как маэстро Армани или Ральф Лорен, где все предельно понятно, элегантно и красиво, невольно встает вопрос «Почему же тогда у Gucci модели дефилируют с восковыми копиями своих голов, вместо сумок, а на показе Calvin Klein модели шествовали по дюнам из попкорна в здании Американской фондовой биржи, одетые в вязанные балаклавы и костюмы, которые отсылают к финальной сцене из Армагеддона?»
Впрочем, разберемся с такими полюбившимися миллениалами брендами как Calvin Klein и Gucci по порядку.


Раф Симонс и Calvin Klein

“Антрополог тайны и собиратель культов”, — так описывает бельгийского дизайнера издание BoF. Вся его карьера была сформирована благодаря творчеству различных музыкантов, художников, кинематографистов, чье продвижение за пределы возможного привлекало ярых поклонников, и Раф один из них. Это как раз тот острог, который является эмоциональной основой его работ.

Коллекция Autumn/Winter 2018 – последняя часть «CK трилогии», как ее сам называет Симонс, тем самым завершив (или нет) провозглашение своего мастерства создании слогана “Make America great again”.

“Я всегда думал об Америке. Сейчас настало время сосредоточиться на этом. Энергия и молодость!”, - говорит Раф. В своих коллекциях он романтизирует американскую мечту и историю, на которых он вырос, наблюдая со стороны в Бельгии.
Пионеры, Запад, пожарные, герои, Уорхол, Луни Тюнз шоу, Голливуд, Гражданская война, Новый мир– вот список референсов, появившийся в прессе после показа.

Сам дизайнер позже рассказал о героях подиума — пожарных и других спасателях.

“Это определенно не одна группа, потому что есть и исторические ссылки, — сказал Раф. — Я думаю, что главное - видеть, как движется американский символизм, который я начал использовать в начале, — как я могу добавить другие вещи и как я могу экспериментировать с ним больше, — добавил дизайнер.

”Вот почему я хотел типичный бэкграунд, например, американский пейзаж. Но я также хотел, чтобы это было более экспериментально», — сказал Раф, который сам был одет в красочный красно-бело-черный свитер без каких-либо сложных защитных слоев, видимых подиуме.

Симонс определил свою работу как сочетание «безопасности и защиты» с большим количеством кинематографических исторических ссылок. Они включали в себя фильм «Сюрприз» с Джулианой Мур 1995 года об экологических болезнях в Калифорнии и новой клинике в Мексике, а также недавний фильм Софии Копполы «Роковое искушение» во времена американской гражданской войны.
Куртки и комбинезоны, плащи и закрытые платья, вязаные балаклавы и резиновые перчатки по локоть — все это на фоне свисавших с потолка конструкций работ Стерлинга Руби, амбарных стен, на которые проектировались работы Уорхола и подиума, утопавшего в попкорне.

«Если в этом шоу было чувство конфликта, это, безусловно, было связано с самим дизайнером. Возможно, это происходит в силу того, что он чувствует в насильственном мире, или из-за трения между его глубокими художественными чувствами и наследием основателя?»,- подводит итог Сьюзи Менкес.


Алессандро Микеле и Gucci

Пожалуй, один из самых ярких показов миланской недели моды, взорвавший интернет и переполошивший даже тех, кто относится к Gucci флегматично или же с долей скептицизма, так как зачастую Микеле называют больше гениальным стилистом, нежели создателем одежды как таковой.

Дизайнер превратил подиум в большую операционную комнату — стены из ПВХ, медицинско-техническое оборудование, светодиодные лампы и т. д. — «пост-человеческие» киборги Gucci вышагивали, сжимая копии своих отрубленных голов, как будто они были сумочками. Что же еще чаще всего было зафиксировано в инстаграмных постах приверженцев моды?

Две модели, одетые в стилизованные хиджабы, усиливавшие фокус на лице, были обладательницами монобровей – тенденции, единичной среди европейских девушек, но имеющей древнее происхождение и по-прежнему присутствующей в ряде восточных стран и культур. Можете провозглашать новым манифестом о женской аутентичной красоте.

Хотя и мужская, и женская одежда были явно Gucci, не говоря уже о том, что они были знакомы в своем многообразии и «наслоенности», в плодовитом излиянии прозаического и изобретательного было чувство грусти и странности. «Мы можем принять решение стать тем, кем мы являемся», — и идентичность, как предмет этого тысячелетия, лежала в основе того, о чем дизайнер говорил посредством слов и одежды. Микеле объяснил, что он хочет разбить двоичные, фиксированные категории и бросить вызов описаниям, таким как «нормальный / ненормальный». Он также хотел отказаться от жестких описаний, в частности тех, которые отделяли «человека» и «животное».

Сделав змей талисманными эмблемами дома Гуччи — древнегипетский символ змеи, едящий собственный хвост - указывает на бесконечность. Теперь он буквально обозначил это животное как домашнее. Время для преодоления своих фобий.

Количество балаклав Gucci было высоким: от кристальных головных уборов, словно кольчуга, до вязанных и шелковых цветочных платков, закрепленных на подбородке –отсылка к манере носить платки Елизаветой II и принцессой Маргарет.

Тот факт, что Алессандро Микеле — любитель кино, не удивляет — рано или поздно мы увидим его за камерой, не так ли? И, ожидая этого момента, в доказательство его кинематографической склонности, мы наблюдаем его осеннее шоу для Gucci не без малого интереса и даже детского любопытства.

комментарии


читайте также