Вход на сайт

Войти через ВКонтакте Вход через акккаунт Facebook Google

Или войти в аккаунт

Наш русский Hermes
Shopping

Наш русский Hermes

Черкасова Елизавета 1649

Готовясь к интервью с Олесей Алексеевой, художницей и дизайнером, создательницей платков с орнаментами на тему московской архитектуры, я постоянно задавалась одним практичным и жутко обывательским вопросом: «Почему мы все еще не ходим в этой красоте, повально сметая искусственные платки LV или Gucci? Где же то самое подлинное аристократично-русское чувство стиля?». Но, получив ответы на интервью, я поняла, что нет, эти платки не для всех. Они не для просто ценителей красивых аксессуаров и не для иностранцев, желающих привести домой «что-то с русским мотивом». «Архитектурные истории» — интеллектуальные истории, со своей философией, идеей, не говоря уже о пути их воплощения в жизнь и захватывающем взгляд внешнем виде.
Перед Вами не просто интервью о создании платков, а целое увлекательное повествование о творчестве, миропонимании, вдохновении в архитектуре и истории Москвы.


Расскажите о том, как появилась идея создания платков

Коллекция «Архитектурные истории» Москвы на платках выросла из мультимедийного проекта «Московская башня», который я сделала в 2017году. Проект приурочен к юбилею города и был представлен в сентябре прошлого года в «Музее Москвы» и вошел в параллельную программу 7-ой Московской биеннале. В проект вошли арт-видео, световые панно-инсталляции, посвященные архитектуре старой Москвы, видео-ковры и диптих. Москва была решена в фантастическом образе Вавилонской башни. Но само решение было продиктовано противопоставлением и выразилось как антитеза Вавилону. Идею решить образ Москвы именно в виде Вавилонской башни подсказал мне художник и мой муж Геворк Потикян. Благодаря этой идее, у меня возникло желание спроецировать в проекте три перекрестные линии. Три духовные дороги. И потому в проекте фигурируют еще образы исторических явлений двух духовных центров: града Китежа и Византии в качестве связи языческого и христианского. А Вавилон, который с самого своего основания пользовался славой центрального города торговых путей, стал в моем проекте точкой пересечения духовных дорог. Точкой выбора. Вавилон занимался торговлей в широком смысле: «благочестивый» славился храмовой проституцией во всех ее видах, в том числе и детской. Успешно практиковался гомосексуализм, магия, астрология и примитивный оккультизм. В моем проекте Москва, как вавилонская блудница, стремится вернуться в Китеж: «Святая Русь покрыта Русью грешной», —как говорил Волошин. Город-башню венчает белый город-храм Китеж, дифференцированный множеством куполов, а внешняя «пряничность» города отсылает к сказочности и фольклору. Все эти символы переплетены и соседствуют с современностью. Весь образ Москвы собран из реальных улиц и зданий, которые я сначала снимала на фото, а затем перемешан и изменен в перспективе. И в этом прочтении Москва становится антитезой Вавилону, которая должна сделать выбор.

Световые инсталляции на панно представляют собой декоративные, структурированные архитектурные композиции, которые потом и перешли на текстиль. Тему архитектурного калейдоскопа я решила продолжить, создав фантазийные архитектурные образы любимого города на платках.

Можно сказать, что этот проект как публичное выражение личных ностальгических переживаний, моральная рефлексия эмоционального реагирования на события прошлого и настоящего.

Диптих Московское метро/Московская башня


Вы закончили Московскую Школу Художественных Ремесел и Московскую Государственную Художественно-промышленную Академию (быв. Строгановское), по направлениям роспись ткани и художественное конструирование. Насколько хорошо наши учебные заведения готовят к реальной практике? И насколько лично Вам помогло ваше образование?

Знаете, я с огромным удовольствием училась. А раз это чувство так ярко живо в памяти, значит я с уверенностью могу сказать — результат положительный. К тому же, я студент старой «сборки» — закончила ВУЗ еще в советское время. Мне повезло, у меня был крепкий преподавательский состав. Рисунок, например, преподавала Воронкова Татьяна Васильевна. Мое неплохое владение рисунком благодаря именно ей. А проектирование вел Холмянский Лев Моисеевич — архитектор и талантливый педагог. С конца 40-х годов он уже преподавал в Строгановке. Человек-легенда. Он «фигурными скобками» соединял в себе непарадный аристократизм и невероятное чувство юмора. Если бы отмотать пленку назад, я бы вновь выбрала именно этот институт. Но правды ради надо сказать — не уверена, что выбрала бы Строгановку сегодняшнюю. Что касается художественной школы по росписи ткани, то в защиту высказывается сама жизнь: я вернулась к своим истокам и стала заниматься текстилем. Получается, что конструирование, проектирование и текстильное «чувство», соединившись со временем в опыте пройденного, определили меня, как художника.

Печатный дом на Никольской


Как появилось название «Архитектурные истории»?

Я родилась в Москве. Обожаю этот город. Никогда не променяю его ни на какой другой. И для меня архитектура старой Москвы — это рассказы. Рассказы трогательные, смешные и не редко трагичные. За фасадом, за орнаментом и архитектурным декором всегда стоит история дома. И история не только стилистическая или искусствоведческая, но так же история живых персоналий и живых событий. Например, одно из любимейших мною зданий — дом Игумнова на Якиманке, где сейчас находится французское посольство. Уникальное здание в псевдорусском стиле. Жил-был такой Николай Игумнов — владелец Ярославской Большой Мануфактуры. И заказал он архитектору Поздееву построить дом в стиле древнерусских палат. Игумнов размашисто тратил деньги на кирпич для дома, который выписывал из Голландии, а многоцветные изразцы для фасада готовились на заводе Кузнецова. Но по окончании строительства, которое случилось в 1885 году, дом был подвергнут искрометной критике со стороны архитектурной элиты — она посчитала его форменной безвкусицей. Это сейчас дом входит в список культурного наследия России, а тогда Игумнов, будучи человеком импульсивным, очень быстро разочаровался в талантах зодчего и отказался оплачивать ему расходы (тот на свои средства закупал материал). Это и привело к разорению Поздеева. Не выдержав позора и нищеты, архитектор покончил жизнь самоубийством. Однако, трагическая история дома на этом не закончилась. Игумнов, поселив в новом доме свою любовницу, однажды узнал о её измене. И так как девушка исчезла из поля зрения общественности, поползли по Москве слухи, что хозяин дома замуровал живьем неверную в стенах особняка. Наиболее впечатлительные уверяют, что до сих пор по дому бродит суетливое приведение, пугая французов.

Или, например, интересная история о доме братьев Третьяковых, что на Кузнецком. На ряду с тем, что дом построен в ярко-выраженном русском стиле, он еще имел уникальную инженерную особенность: одно из подвальных помещений дома, арендуемых банковским учреждением «Лионский кредит», архитектором Каминским было сделано полностью герметичным. В подвале находились надёжные стальные сейфы банка, аналогов которым не только в Москве, но и в Европе в то время не существовало. Хранилище каждый вечер по окончании рабочего дня с помощью специальных устройств затапливалось водой из реки Неглинной. И каждое утро освобождалось от воды для нового рабочего дня. Ограбить такой банк не представлялось никакой возможности.

Каждая такая история добавляет к истории самого здания какую-то живую харизму. Знаете, как намоленная икона, — говорят, чем больше людей к иконе обращается, тем большую силу она приобретает.

Третьяковская галерея


Насколько сложно открывать свое производство в России?

Открывать свое производство, думаю, везде сложно. Но ведь нет ничего невозможного, если ты этого очень хочешь. Но только не в одиночку. У меня есть партнер — Варвара Виноградова. Больше, чем партнер! Это моя близкая подруга, с которой мы дружим,на секундочку, с 6 лет от роду… Так вот она профессионально знает эту нелегкую сторону жизни бизнеса. Да и как выстроить бизнес тоже знает не понаслышке. На ее счету не одна компания, которую она построила с нуля. Малый бизнес в России тем и отличается, что зачастую у нас специалист два в одном, а то и три в одном. Но это вовсе не значит, что если ты управляешь сразу несколькими лошадьми, то твоя колесница плохо управляема. Это значит, что возница просто много знает. Все зависит от опыта. Я вот, например, профессиональный рекламист (креатив, дизайн) и хорошо знаю эту сторону бизнеса. Вот мы и решили полтора года назад начать общее дело.
А что касается России, то поскольку я абсолютно ментально и идеологически пророссийский индивид, то я просто скажу — я в Россию верю! Я — фанат России. Друзья, кто не разделяет мою позицию, снисходительно прощают мне мою фанатичность.

Ярославский вокзал


Пожалуй, нет такого человека, кто бы интересовался модой и не был бы знаком с Домом Hermes, чье производство шелковых платков является наиболее узнаваемым, желанным и лучшим в мире. Считаете ли вы свои работы конкурентоспособными на мировом рынке? На кого в целом ориентирована ваша продукция?

Я уже несколько раз слышала от людей, кто знакомился с моей коллекцией «Архитектурные истории» (на выставке или клиенты), сравнение с платками Hermes. Кто-то даже сказал: «Русский Hermes». Такое сравнение мне, конечно же, льстит. В этом случае уже не важно, что я считаю, важно то, что сама аудитория считает мои работы вполне конкурентными. И теперь с каждой новой коллекцией я обязана соответствовать ожиданиям. Моя аудитория, думаю, должна быть широкой, так как в предложенном подходе есть симбиоз интересов: от историко-искусствоведческой канвы до модного аксессуара в необычном исполнении.

Метро Комсосольская


Что является вдохновением для Вас?

Я бы ответила так: событийность, история, принадлежность темы или объекта к какой-то большой и ценной идее. Для меня важна литературность самой темы. Стройность и красота рассказа. Во всем должен быть виден рассказ: начало, кульминация и развязка, как в кино. Тогда в этом присутствует его величество время. Мне интересно то, что выражает длительность бытия и причины его изменения. И как решить образную задачу: такую «махину» уложить в плоскостную композицию, оставив при этом прочитываемую литературность. Я литератор-вьювер, если можно так выразиться. Поскольку я художник цифровой. Я как Stdu viewer, который распознает и открывает множество разных программ на одной платформе. Программная читалка времени — сочиняю, смешивая время и образы, и открываю их для себя в новом формате. Поэтому мне кажется история должна быть во всем.

Вот даже, скажем, история самого платка. До сих пор спорят откуда он пришел. И вообще приходил ли? Его заметили еще на наскальных рисунках, где лоскутом ткани прикрывали свои шеи охотники. И начиная с Древнего Китая и Древнего Рима, где платок был обязательным атрибутом воинского снаряжения (вспомним знаменитую китайскую терракотовую армию или знаменитую Колонну Траяна с 2500 легионерами в шейных платках), до герцогини Луизы де Лавальер, которая первая внедрила платок как модный аксессуар. В мужской моде он так и остался с этим именем до сих пор — «лавальер». Не менее интересна история русского платка, идущая с 12 века: от убруса, представлявшего из себя украшенное белое полотенце из льна, до павлопосадских платков. Или, например, в Византии платок имели право носить только женщины императорской фамилии: носили его на левом плече или локте, тем самым указывая на статус.

Однако, более всего интересно то, что во все времена и у всех народов платок имел не только функциональный и статусный характер, но и сакральное значение: чистоты рода и фамилии в Египте или Византии, воинской чести у воинов Китая или Рима, чистых помыслов и верности на Руси. Интересная у него история, не правда ли?

В моей коллекции «Архитектурные истории» вдохновителем стала сама Москва. Ее архитектурная история. И ее историческая связь с Византией. Например, старое московское метро называли сталинской Византией. Поэтому мои платки умышлено напоминают мозаику или росписи куполов древних византийских храмов. Ведь Византия видела в Москве свою преемницу — Третий Рим, но Москва вместо этого стала в определенный период Третьим Интернационалом. Но история Москвы не закончена…

Возьму на себя смелость сказать, что Москва единственный город в мире, имеющий столь богатую и разно-стилевую классическую архитектуру, которая в пространстве города живет очень мирно. Соседствует, радуя взор.

Метро Таганская-Белорусская-Проспект мира-Динамо


 Как выбираете здания и сюжеты?

Мне кажется они сами меня выбирают, останавливают мое внимание, завораживают. Я очень люблю в поездках, если я не за рулем, конечно, рассматривать здания. И не важно, это мегаполисный исполин в неоренессансном стиле или это полуразрушенная колоколенка где-нибудь в провинции. Они для меня как живые персоналии — каждый со своим характером, со своей судьбой. Ведь в первую очередь каждое здание связано с человеком: кто строил, кто жил, кто молился. Именно этим живо сооружение в истории. А сюжеты уже рождаются от вдохновения, если зацепила история и красота здания.

Ковер «Кьюар код Советской России»


На Вашем сайте представлены не только платки, но и элементы интерьера-стеганные покрывала и ковры. Планируете ли расширять продукцию в сторону, связанную с одеждой?

Да, есть такая идея. Даже есть уже наметки. Но я даже в мыслях не планирую конкурировать с известными модельерами или с высокой модой. Это было бы не разумно. Каждый должен заниматься своим делом. Поэтому мои разработки будут связаны больше с арт-одеждой: поиском необычных решений, смешением привычного образа с непривычным. Мне интересно искать сочетание несочетаемого. Как, например, с платками: где вместо красок и кистей я использую реальный архитектурный декор.

Платки, ковры, покрывала - исключительно ваши творения или же плод командной работы?

То, что касается творчества — это, конечно, мое поле. Идея и исполнение. Но, например, с пошивом ковров и покрывал работа связана с командой, где задействована непростая ручная стежка. Здесь опять учувствует мой партнер Варвара Виноградова. Она знает не только все про ткань, она умеет еще и шить! Она отшивала всю коллекцию «Кьюар код Советской России» для выставок. Русский бизнес — три в одном: русский человек в принципе талантлив, если не ленив. Но разумеется, с развитием мы будем прибегать к наемному труду под авторским контролем, хотя это и не будет массовое производство. В любом случае — малосерийное.

Ковер «Карамель пролетарская»


Расскажите немного о процессе и технологии создания, материалах. Чем она уникальна?

Технологию я сама назвала цифровой ассамбляж, поскольку использую фото и цифровую печать. Я сама снимаю на фото орнамент, декор, объекты или нахожу нужный материал. Обрабатываю его в зависимости от задачи и впоследствии складываю структурные композиции в программе Photoshop. Складываю в стилистике текстильного рисунка или узора. Что-то дорисовываю, но таким образом, что это практически не заметно. В целом — это ручная работа. Темы материалов разные: архитектурный декор, филимоновская игрушка, военные знаки отличия, рисунки с фантиков конфет советского периода или советский агитплакат, как, например, в коллекции «Кьюар код Советской России». Это похоже на технику сложения мозаики или инкрустацию. Не думаю, что в самой технике есть какая-то уникальность. Здесь только вопрос вкуса, чувства композиции и цвета. Уникальность скорее в самой идее и необычности использования ее на повседневном атрибуте, превращенном в арт-объект. Аналогов пока нет. Я не видела во всяком случае. Повторить могут, но сложно. Слишком много составляющих и много труда и, возвращаясь к заданному выше вопросу — все таки необходимо художественное образование.

Насколько важно участие в различных биеннале и художественных салонах?

Безусловно, важно. Это дает не только продвижение художнику, но и то,что может даже важнее, возможность не встать, не остаться в узкой колее, а искать новые формы и ходы. Дело в том, и я в этом уверена, что поиск новых форм и ходов в разных категориях современного искусства дает подпитку и идеям, и темам в твоем основном направлении. Мне нравиться заниматься арт-видео, делать мультфильмы, работать с тканью, работать на больших плоскостях (диптих "Московская Башня") или делать настенные ассамбляжные композиции (все это можно посмотреть на отдельном сайте). Но все работы в одной технике: видео- или фото-инсталляции. Есть любимые работы: "Московская Башня" или, например, портрет Хичкока, сложенный из переплетенных рук человека. Портрет передает атмосферу тревожной неопределённости и ожидания, которое зашифровано в скрученных, напряженных руках - знаменитый хичкоковский «саспенс» - термин им же придуманный. Эту работу даже купили четыре раза.
Что касается текстильных выступлений, то довелось представлять ковры в Дипломатической академии МИД и в выставочном зале Суриковского лицея. А в этом году меня пригласили участвовать с авторскими платками в фестивале "Деревенская ярмарка" в Японии. Она пройдет в ноябре месяце в Токио. Это федеральный проект, приуроченный к году» Россиия-Япония» под патронатом Совета Федерации ФС РФ, Государственной Думы, Министерства Иностранных Дел и Министерства культуры. Вот будем готовиться. Правда, еще необходимо найти спонсора или инвестора на проект. По федеральной программе оплачивают художнику только аренду павильона. Поэтому, пользуясь случаем, приглашаю к общению заинтересованных лиц.


На Ваш взгляд, Ваши платки - предмет модного ремесла или же полноценные арт-объекты?

Одно вовсе не исключает другое. Сейчас мода настолько унифицирована в самом своем проявлении, настолько свободна в выборе цветов и фасонов и столь многообразна, что стала уже зафиксированным социальным явлением. И как бы человек не одевался, он в любом случае даже невольно попадет в какой-нибудь стиль. Например, Homeless style (бездомный стиль). Куда уж социальней? Есть интересная история с китайским бомжом. В 2010 году один фотограф сделал случайно несколько эффектных снимков бомжа и выложил их в сеть. Ажиотаж был настолько шумным, что имя бомжа - Чэн Го Жун - стало звездным на несколько месяцев. Публика мгновенно отреагировала на его брутальный вид и уверенную подиумную походку. К нему потянулся народ в прямом смысле слова: специально китайцы приезжали на площадь Тяньи, где он обитал, и восторженно снимали вместе с ним совместные "луки". То самое сочетание несочетаемого...

Наверное, можно сказать, что слово мода уже не совсем соответствует своему переводу (modus - правило, предписание) и скоро должно его что-то заменить, как на смену постмодерну пришел метамодерн. Может пора и моду обозначить уже как meta-moda. Вот и красивое название для какого-нибудь бренда! Сегодня соседствуют рядом на единой ступени как высокое искусство в моде так и нелепые и порой даже безобразные одежды, но... модные. Где грань? Стерта. Поэтому мне кажется на сегодня очень важен аксессуар, дополнение к стилю, штрих, мазок, доминанта, как витамин или вкусовая приправа, улучшающая вкус блюда. Деталь всегда важна была в гардеробе.

А если еще этот аксессуар имеет под собой арт-идею - тему, а не просто красивый узор, то это только усилит его значение. Это я про авторский платок.

Кстати, про платок: тенденция шелкового возврата вполне активна. В модном сезоне осень-зима 2017/2018 на свои знаменитые головы повязали платки в трогательном стиле 60-х Джереми Скотт, Стелла Маккартни и Алессандро Микеле. Этот аксессуар, кажется, просто обречен на вечность.

Метро Краснопресненская-Новокузнецка-Павелецкая-Проспект мира-Театральная/ Метро Новослободская/ Дом Третьяковых на Кузнецком


И, напоследок, чисто практический вопрос. Где можно приобрести Ваши, без преувеличения, masterpieces of art?

Вы меня смутили комплементом, но мне очень приятно. Спасибо.
Приобрести можно двумя путями: через страницу проекта в Фейсбук или на сайте. На сайте все коллекции подробно представлены.
И спасибо Вам за предоставленную возможность рассказать о коллекции.

Спасибо, Олеся, за интервью! Желаем Вам новых достижений!

Авторские сайты художника:
Сайт авторского декоративного текстиля:
https://www.pro-stegano.com
Страница проекта на Фейсбук:
https://www.facebook.com/prostegano/
Сайт работ для интерьера:
htps://www.liberlis.com

комментарии


читайте также